Слово как многоуровневое разветвлённое смысловое мѣрное построение

Слово несёт целый набор, совокупность  смыслов, которые размѣрены устойчивыми, скреплёнными воедино,  частотными наборами (Мѣрами).
Мы понимаем это «мѣроприятие» «в целом», но мы пока не затронули вопрос о последовательности, в которой произходит  словопостроение.
Для облегчения решения этой задачи есть предложение взять какое то «сложное» слово, и разсмотреть его мѣрный строй. Начать можно со слова, обозначающего обычное «действие», например, такого: понаразсказывала (понаприсылал, понавычислял, повысаживали, повыкапывали и так далее).
«Разложим» («разъединим») слово на смысловые частотные «составляющие» (Мѣры) и посмотрим, что у нас получится. Итак, [она] ПО-НА-РАЗ-СКАЗ-ыВ-аЛ-А:
1) Стволовая Основа- СКАЗ (Образ СКАЗ выстроен из Образа КАЗ);

2) слово обозначает длительное прерывистое действие (…-ЫВ-ал-а);

3) описываемое действие завершено, при этом указан вид действия (по-на-раз-…-ал-а);

4) действие завершено либо «в прошлом», либо «в настоящем» (…-ал-а);

5) действие является основным, «первичным» (…-ал-а);

6) действие осуществлено лицом женского пола (…-А);

7) количество лиц, осуществлявших указанное действие- одно, одна женщина (девушка, девочка), … –А;

8) действие производилось одним из лиц (пользователей) женского пола: я, ты, она, та, эта. Это, так называемое, «разпределение пользователей» на «участников-неучастников беседы», либо разпределение обозначений описываемых участков вещества (имеющих условную женскую половую принадлежность), … –А
Обозначение «уровней» можно и дальше продолжать (воздействие източника на внешнюю среду, внешнее воздействие среды, которому подвергается източник, «прямое» воздействие, «отражённое» воздействие и так далее), но, полагаю, и этих восьми уровней нам пока достаточно.
Теперь, полученные восемь «уровней» смысловой нагрузки нам  необходимо переразпределить относительно друг друга таким образом, чтобы размѣрение оной шло упорядоченно, последовательно; нам надо представить всё это в виде некоего «дробления» размѣряемой «однородной» смысловой нагрузки в пределах одного «уровня» по её «виду»; дробления оной на части, отличающиеся друг от друга по некоему, общему для всех частей, признаку, который (признак) можно выделить «отдельно», допустим «половая принадлежность существа [в том числе условная половая принадлежность участка вещества]».
Можно, например, выстроить такую последовательность этих «уровней» (кроме описания «выбора» обозначим его также просто в числовом виде):
1)  Стволовая Основа (так называемый «корень слова») (1);

2) Вид действия с точки зрения его первостепенности, «значимости»: основное, сопутствующее (неосновное, взпомогательное), (х2);

3) Вид действия с точки зрения его завершённости: завершённое, незавершённое, (х2). Сюда же отнесём и вид действия с точки зрения его соответствия виду того или иного участка общего огибающего потока, видам связей и так далее, поскольку Мѣры, обозначающие «точку потока», несут также и смысловую нагрузку о завершённости действия (х30 и более);

4) Область, в которой произходило (произходит, будет произходить) действие: «прошлое», «настоящее» (подъобласть «прошлого»), «будущее», то есть, область свершений, либо область замыслов, (х3);

5) Вид излучения, колебаний, «действия»: однократное (краткое, «одиночное»), длительное непрерывное узконаправленное, длительное непрерывное всенаправленное, длительное прерывистое и так далее… Для некоторого упрощения наших «вычислений» обозначим только три вида колебаний, (х3);

6) половая принадлежность: муж, жен, непознан (м-?, ж-?), (х3);

7) количество: один (одна, одно), два (две, два), мало-мало, мало, мало-много, много-мало, много, много-много, оставаляем три, (х3);

8) обозначение «разположения» описываемого участка вещества относительно собеседников: я, мы, ты, вы, он, она, они, оно, они, тот, та, те, то, те… Для некоторого упрощения остановимся на четырёх, (х4).
Итого, мы имеем восемь смысловых уровней, в каждом из которых произходит упорядоченное размѣрение смысловой нагрузки, причём, непосредственно «дробление», «разветвление» оной произходит в семи уровнях. Количество однородных «ветвей», «дробинок» (частей, на которые произходит «дробление») в некоторых уровнях жёстко не установлено, оно (количество), достаточно гибко, в итоге чего Пользователь обретает обширные возможности в описании (посредством Мѣры, набора смысловых частот) всего того, что его окружает явно, либо неявно.

В числовом виде эта многоуровневая постройка (с некоторыми упрощениями) выглядит так: 1х2х2х30х3х3х3х3х4=…

Мы намеренно не выполняем никаких «жёстких» вычислений, поскольку всё это многоуровневое «построение» очень гибко, оно живо по сути своей, поэтому его невозможно «заковать», «загнать» (да и не нужно, вообще, этого делать) в какие то «короба», «ящики», «загоны», «загородки», «клетки», «стойла» или, ещё чего хлеще, «правила»…  Но, итоговое число получается просто невероятным.
Для «облегчения жизни» Пользователю тут существуют и некоторые упрощения, например, слова, обозначающие «незаконченное взпомогательное длительное действие», не «разделяются» в оглашениях по «месту, времени, роду, количеству»: разсказывая (хоть кто, хоть что, хоть когда, хоть где, хоть сколько), крича, шепча, читая, общаясь, глядя, осмысливая, сидя, возседая, разсиживая, размещая, разсылая, получая, обдумывая, решая… Либо так: сообщил (я, ты, он, тот, этот, сей, свой, чужой, любой…), сообщила (я, ты, она, та, эта, сия, своя, чужая, любая…), сообщаю (я [муж], я[жен]) И так далее. В случаях такого рода «обобщений», «объединений» смысловой нагрузки, её смысловое уточнение (разделение, разпределение) осуществляется либо в «ладных» умолчаниях, либо иными способами.
Если представить, что Образ СКАЗ является стволом некоего дерева, а последующие «удвоения», «утроения» (и так далее), произходящие в каждом из семи уровней, представить в виде ветвления (роста новых побегов, новых веток), то совокупность полученных слов будет являться листвой это дерева.
Вот это и есть то самое, живое Словарное Дерево: «Прекрасное Слово подобно прекрасному дереву: корни его крепки, а ветви устремлены к Небу…» (Коран).
Если условиться, что в живом Русском языке не менее пятисот-восьмисот тысяч Стволовых Основ («корней»), то из них должно выстраиваться (умножаем на… несколько тысяч) не менее … слов, обозначающих действие. При большом желании эту величину (…) можно довольно точно просчитать (это задача для представителей науки о числах), но сейчас нам, дорогие друзья, необходимо понять общие, так сказать, очертания этого явления.

Кроме того, что это упорядоченное мѣрное построение можно сравнить с  деревом ((1), не забываем и о его корнях, которые, хотя и находятся, пребывая в «зеркально отображённом виде», в земле, но выглядят точно так же, как и ветви), оно также сравнимо и с: 2) совокупностью разветвляющихся кровотоков («сосудов»), доставляющих кровь к разным участкам человеческого тела (либо возвращающих кровь в сердце); 3) совокупностью разветвляющихся «воздуховодов», по которым перемещается воздух «к лёгким и обратно»; 4) совокупностью прожилок в зелёном листе дерева (хотя здесь «дробление» произходит в двухмерной области («плоскости»))  и так далее (примеров много).
Всё вышеперечисленное в науке о числах называется «дробящийся», «разветвляющийся» («фрактал», ссылка: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D4%F0%E0%EA%F2%E0%EB ).

То есть, мы, опираясь на Мѣру, совершенно спокойно вышли на осмысленное понимание того, что строй русского Слова в точности повторяет строй некоего упорядоченного разветвлённого построения, которое  наука о числах называет (естественно, на чужом, мёртвом, языке) «fractal» (фрактал), с той лишь разницей, что построение Слова русского намного более гибко и сложно.
По сути, Пророк Махммад (мир ему), сравнивая (около четырнадцати веков назад) «прекрасное Слово» с «прекрасным деревом», озвучил его, Слова, мѣрный строй (строй «фрактала»). А русский Пророк Пушкин (мир ему) своим творчеством просто показал всем нам, как должно управляться с этим, как надо осмысленно выстраивать эти «многомѣрные многоуровневые, упорядоченно разветвлённые, смысловые  построения» (в математике- фракталы).
Слова, обозначающие состояния вещества и его присущие свойства, мы пока ещё не «трогали». Там тоже набирается… немало. Суть та же: «раздробленная (разветвлённая) многоуровневая постройка» («фрактал»). Точно так же, посредством «многоуровневого» смыслового размѣрения, произходит словопостроение в словах, обозначающих состояния вещества, присущие свойства вещества (по состоянию), присущие свойства вещества (по действию, то есть, переходному состоянию): предразположенность, непроизводственный, безответственность, недопонимание, вызывающий, разсиживающий, сидячий, обозначаемый, входящие, разхаживающие, непроходимая, обхаживаемая, ведомый, ведущий, водящий, выпроваживающий, проводимый, выпроваживаемый и так далее.
Словопостроение (выстраивание потребного смыслового «разветвления»), размѣрение смысла, у нас произходит мгновенно (по крайней мере, у большинства населения), причём это осуществляется на безсознательном уровне. Качество, естественно, зависит от того, насколько хорошо мы понимаем живой Русский язык. Здесь общее правило таково: чем меньше понимание Русского, тем больше наличие британского (чужого).
Связи русского словопостроения с другими мѣрными построениями…
Для того, чтобы облегчить сравнение словопостроения с другими мѣрными построениями (или строями), представим его в несколько «необычном» (но зато, очень наглядном) виде. Разсматривать всё будем, опять же, на примере слова, обозначающего «действие». Возьмём всё то же слово «понаразсказывала».
Итак, в середине большого листа белой бумаги нарисуем ядрышко, подобное ядрышку из сказки Пушкина «о царе Салтане и сыне его князе Гвидоне» … Белка песенки поёт и орешки всё грызёт, а орешки не простые, все скорлупки золотые, ядра – чистый изумруд; вот что чудом-то зовут») Если есть ядрышко (смысловое Ядро, Основная Мѣра), значит есть и скорлупки (уровни размѣряемой Частными Мѣрами смысловой нагрузки), и эти «скорлупки», несомненно, являются «золотыми».

«Первая золотая скорлупка»: вокруг ядрышка рисуем окружность и разсекаем её пополам (ядрышко при этом, естественно, должно быть в целости и сохранности), получаем первый уровень (в виде двух полуколец), в котором произходит разветвление смысла на две части (х2): действие основное либо действие неосновное (взпомогательное).

«Вторая скорлупка»: рисуем вторую (следующую) окружность (большего размера), которая должна быть точным подобием первой (то есть, одна тоже должна быть разсечённой пополам), и разсекаем пополам каждое из полуколец (х2): действие завершено, действие незавершено. Получаем второй уровень (кольцо, состоящее из «дужек»-«четвертинок»).
«Третья скорлупка»: каждую «дужку-четвертинку» следующего (третьего) кольца разсекаем на три части (х3): «прошлое», «настоящее», «будущее». Получаем новое «составное» кольцо из двенадцати одинаковых «дужек» (дюжина, однако).
«Четвёртая золотая скорлупка»: каждую дугу (из двенадцати) четвёртого кольца разсекаем тоже на три части (х3): 1) кратковременное действие (одиночная волна), 2) длительное непрерывное (волновое излучение), 3) длительное прерывистое (прерывистое волновое излучение). Эти три основных вида излучения, в свою очередь, тоже делятся на «узкое-широкое (всенаправленное)», «приём-передачу», но нам пока достаточно указанных трёх. Полученное (таким образом) новое кольцо состоит из тридцати шести одинаковых «дужек».
Действия со следующими двумя окружностями (кольцами) производятся точно такие же, но «дуги» в них разсекаются пополам: 1) «муж»-«жен», (х2), общее количество «дуг»- 72; 2) «один»-«много» (не один), (х2), количество «дуг»- 144.
Итого, мы получили некое упорядоченное построение из шести взаимовложенных составных колец, в середине которого (построения) находится «ядро». Если вместо слова «дуга» изпользовать слово «лепесток», наш мѣрный строй будет представлять собой собой упорядоченную совокупность неких «лепестков» («рядов лепестков»)- цветок. Во «внутреннем круге» цветка- два «лепестка», в шестом «круге» (от ядра)-сто сорок четыре «лепестка» и так далее.
Если между лепестками поместить, допустим, по солнечному лучу, а лепестки затем убрать, то мы получим некую «плоскую» звезду, у которой количество света будет ступенчато увеличиваться по мере удаления от её ядра. Если же это построение представить в трёхмерной области и вместо «луча света» представить «плоскость света», то это уже будет самая, что ни на есть, настоящая звезда с многоуровневым «нутром» и «ядром» (източником излучения)…
Таких подобий из окружающего нас мира можно привести ещё немало.
Чтобы наглядно оценить то «смысловое пространство», «смысловое поле», которое выстраивает языковая Мѣра, сделаем очень простой разсчёт. Условимся, что «дужки», из которых мы выстраивали наши «золотые скорлупки», имеют одинаковую длину, одинаковый размер, допустим в один метр (1метр). Тогда наши взаимовложенные окружности, имеющие длины 2 метра (две «дужки»), 4 метра (4 «дужки»), 12 метров, 36 метров, 72 метра, 144 метра, будут иметь разные величины разстояния от середины до «дуги». Разсчитаем эти величины («разстояние» = «длина»/6.28): «окружность длиной 2 метра» («первая»)- 0.32 метра, «вторая»- 0.64 метра, «третья»- 1.91 м, «четвёртая»-5.73 м, «пятая»- 11.46 м, «шестая»-22.93 метра (соотношения этих чисел повторяет числовой ряд «множителей» 2-3-3-2-2).
То есть, наше «шестое золотое кольцо» из 144-х «дужек» (шестой уровень) находится от нас на разстоянии почти в двадцать три метра (а первое «золотое кольцо»- в тридцати сантиметрах от нас), при условии, что длина одной «дужки» составляет один метр, а мы находимся в середине всех этих взаимовложенных «золотых колечек». При этом, площадь круга этого «шестого смыслового кольца» составляет пятьсот двадцать пять прямоугольных метров (525 кв. м).
Как только мы в Языке меняем русскую Мѣру на чужеязычное приволочённое безобразное словечко, мы мгновенно лишаемся этой благодатной «смысловой площади», этих «золотых колец» (например, говорим приволочённое «план-plan» вместо «замысел, намерение, затея»). То есть, говоря обычным русским языком, ГЛУПЕЕМ, ТУПЕЕМ, ДУРЕЕМ, НИЩАЕМ, превращаемся в покорных БОЛВАНОВ-НЕДОУМКОВ. Чем больше в языке русских людей чужеязычных словечек, тем больше совокупная площадь «утраченного смыслового поля», «утраченного безценного богатства», то есть, тем выше степень оглупления и одурачивания населения России (впрочем, как и любой страны, где силовым способом навязывается иноязычие).
Так с помощью Мѣры можно совершенно спокойно, наглядно оценить и представить сущность, размеры оглупления и оболванивания целой страны, целого народа посредством принуждения его пользоваться чужим языком, в котором отсутствует Мѣра, в нашем случае- британским, германским, франкским, итальянским, латинским, грецским и прочими.

Допустим, по словарю современного, так называемого русского, языка можно посчитать количество иноязычных слов, соотнести это количество с общим количеством слов. То же можно сделать с языками людей, занятых в той, или иной, области: лекарское дело, вещание, печать, «сетевое вещание», общественная деятельность, наука и так далее. То есть, можно совершенно спокойно разсчитать степень оглупления того, или иного слоя российского общества.
Приведём пример подобного изкусственного построения. Допустим, у нас есть некая точка, месторазположение которой записано в следующем виде: С  55°01´36˝.1   В 082°39´40˝.4. Знак после запятой (.1) в средних широтах будет обозначать точность указания места около трёх метров (3 метра). Сама запись места- это совокупность некоей упорядоченой последовательности «сеточных (мѣрных) построений», которая («сетка») покрывает всю земную поверхность (я не затрагиваю вопросов геодезии, понятий «геоид», «эллипсоид» и так далее, для нас важна суть общего строя этой «широтно-долготной сетки»), причём разбивка этой «сетки» начинается с понятий «полушарие» (северное-южное (два) и восточное-западное (два)). Чем не «скорлупки золотые»?
Далее идёт последовательная, «поуровневая» разбивка «дуги» (С, Ю, В, З) на 90 (четверть от 360) «дужек»-«градусов» (либо на 180 (половина от 360)), 60, 60 и 10 соответственно. Теперь, если присвоить этой точке некое название (вместо чиселок), которое бы осмысленно отображало суть, то тогда совокупность таких названий являла бы собой «словарное дерево» со смысловым Ядром (Стволом), совпадающим с ядром земного шара.

Имея в разпоряжении мѣрно выстроенное числовое подобие земной поверхности, точность которого (построения) составляет (в нашем примере) три метра (для получения «объёмного подобия» необходимо добавить ещё одну Мѣру- «высоту»), Пользователь может решать, широкий круг задач в любой точке земного шара. Будь то задачи по спасению людей, тушению лесного пожара, временное отселение людей из области, находящейся на пути следования опасной разрушительной бури, оповещение судов о надвигающейся морской буре («сторм», «шторм»), наблюдение за состоянием ледников, оценка урожая, возможность посадки самолётов при плохой видимости на аэродромах, не имеющих соответствующего оборудования (кстати, дорогостоящего) и так далее.
То есть, широтно-долготная «сетка» в точности повторяет мѣрный строй русского слова (если тот представить в виде совокупности поверхностей взаимовложенных шаров), и отличается от него лишь большей «жёсткостью», «неподатливостью», «неповоротливостью».
Ещё один пример любопытной связи…
Запишем количественные данные нашего словарного «семиуровневого» построения «понаразсказывала» (ядро-одно, шесть колец, либо шаров, состоящих из известного числа частей) в виде числового ряда: 1, 2, 4 (2х2), 12 (4х3), 36 (12х3), 72 (36х2), 144 (72х2)… Нам эти чиселки, часом, ничего не напоминают? Уж больно они как то, подозрительно, знакомы…
А что, если нам об[в]ратить свои взоры на основополагающее (для нас) мѣрное построение, сопровождающее нас всю жизнь и, что любопытно, наличествующее только в пределах нашего сознания-подсознания?… Время!
С воодушевлением, «засучив рукава», «берёмся за гуж». Попытаемся «разписать» мѣрное временное построение, начав с некоей опорной (опять же, для нас, для людей) величины, допустим, с величины ГОД (ЛЕТО).
Пишем: ГОД (ядро, 1); ПОЛУГОДИЕ (х2)- часть года, временной отрезок, в пределах которого идёт устойчивое однонаправленное изменение долготы светового дня («увеличение» либо «уменьшение»). Условимся, что мы живём, допустим, не в землях Кольского полуострова, не в землях устюгов-устюжан, а, допустим, в низовьях рек Гладь и Бурунь, или в землях Древней Мудрой (Кеми, Кемети)…; ВРЕМЯ ГОДА (4, 2х2)- временной отрезок с некими едиными общими свойствами (весна, лето, осень, зима); МЕСЯЦ (12, 4х3)- временной отрезок с определёнными свойствами (допустим, последовательность изменения вида месяца-луны); ДЕСЯТИДНЕВКА (36, 12х3)… В Древней Мудрой («эгиптусе») «календарный» год состоял из 360-ти дней, 12-ти месяцев по 30 дней. Каждый месяц был разбит на три десятидневки. Остаток в пять (или шесть) дней жрецы учитывали отдельно, «вне общего списка». Удобно? Вполне… Страна, в которой изпользовался такой, на первый взгляд, незамысловатый, календарик, устойчиво существовала несколько тысяч лет (в отличие от нынешних). Разбивка окружности на 36 дуговых участков (по десять частей в каждой дуге) была сделана жрецами Курдыняша (он же «Шумер», он же, позже, «Бабылонь»). Они же поделили и сутки на 24 части («день»/12 и «ночь»/12).
Продолжаем: ПЯТИДНЕВКА (72, 36х2). Слово «пятидневка» знакомо многим… СУТКИ (360, 36х10), ПОЛСУТОК (ДЕНЬ, НОЧЬ, «сутки»х0.5), ЧАС («день»/12, «ночь»/12), ПОЛЧАСА, ЧЕТВЕРТЬ ЧАСА…
Нам в обычной жизни достаточно иметь в обиходе точность отсчёта времени, соответствующую половине «четверти часа»? А людям, жившим в Курдыняше около пяти-шести тысяч лет назад достаточно было иметь такую точность? Скорее всего- достаточно… Наверное, были у них и более «короткие» Мѣры, например, как у нас сейчас МИГ (мигнуть, мигать, подмигивать), МГНОВЕНИЕ (МГ, МГН), «глазом не успел моргнуть».
«Числовой ряд» мѣрного русского словопостроения в точности совпадает с «временным» числовым мѣрным рядом, который, в свою очередь, был хорошо известен и древним строителям каменных пирамид Кольского полуострова, и жрецам Курдыняша, и жрецам Древней Мудрой, и арьянам, и келтыкским древидам («друидам»), и русинам-расенам («этрускам»), и древним славянам, русичам… Кроме, разве, что нас, нынешних, особливо «умных» и тщательно «обцывилизяченных» (слава Богу, ещё не до конца).
Имея в виду вышеизложенное, многие могут самостоятельно дополнить, разширить сей «списочек» явлений, построений, которые по сути своего мѣрного строя могут так или иначе соотноситься с мѣрным строем русского Слова.